Случайные встречи. (тоже романс)

Вот, Юльчик, ты спрашиваешь за кого бы я вышла замуж.
Ты спрашиваешь не совсем «за кого», а «когда», но мне для композиции так удобней.
 
Меня уже спрашивали за кого. С трех до десяти. Это был коронный номер в цирковой программе нашей семьи. Я говорила  одно и то же, срывая аплодисменты всех знакомых моих родителей. Ибо была еще в том возрасте, когда свойственны заблуждения, что ты – однолюб.
 
За французского принца, отвечала я с достоинством будущей королевы.
 
Потом выяснилось, что последний французский принц умер еще в девятнадцатом веке. И мы с набоковским Гумбертом стали ближе друг другу. Он всю жизнь искал свою Аннабель в девочках, а все мужчины, за которых я действительно хотела бы замуж, к моменту моего с ними знакомства были уже мертвы. Детские травмы ужасно мешают жить взрослым, можешь спросить любого доморощенного фрейда.

Когда-то хотела за Набокова, потом за Горина, за Маркеса, потом за Янковского, вернее сначала за Горина и Янковского, а уже потом за Габриэля Гарсию, за Веничку Ерофеева тоже, хоть и страшновато было.
Зачем я им всем была бы нужна, не обсуждается. В этом плюс моего отклонения.
 
Щас бы я вышла замуж за Леонида Филатова. За Федота-стрельца в его исполнении  полюбила, а за Сукиных детей и Случайные встречи умоляла бы на мне жениться.
В нашем доме было бы полно гостей, я бы научилась готовить на огромную толпу. Недорогое, чем можно закусывать коньяк, тоже не самый дорогой. Мы бы ржали все как сумасшедшие, сидя на маленькой кухне в табачном дыму, кто-нибудь притащил гитару и пел, совсем не обязательно про любовь. Потом бы он читал свое. Из последнего.
 
«Клав, ну куда ты поедешь! Все ж таки мы с тобой семья!..И потом – что я тебе сделал? Разве я тебе изменял?...
Женщина с синяком выразительно молчит.
Ну изменял! Ну с Танькой, ну с Веркой, ну с Ленкой!...Но ведь не с Лариской же!...
Женщина с синяком выразительно молчит.
Ну с Лариской!..Но ведь у нее же горе было! У нее зонтик украли и в лотерею не сошлось!...»
 
Я бы, запрокинув голову, хохотала, проливая не самый дорогой коньяк на потертый линолеум.
 
А ты спрашиваешь за кого бы.
За Филатова, конечно.
Ну… или за Довлатова.
Мне давно уже не десять. Заблуждений поубавилось.
Да-да. Ты не ослышалась. 

Помнишь ли ты? (романс)

 Помнишь ли ты, Дима, как мы с тобой познакомились?
Я вот пью глицин, и память последних четырех лет ко мне возвращается.
Я публично тогда призналась, что хочу украсть книгу из библиотеки.
Ты как-то там пошутил, и я подумала, что мужчина, умеющий шутить, достоин моего внимания не меньше книги. Теперь мы дружим семьями и устраиваем друг другу званые ужины. Нина готовит и украшает стол, а я уравновешиваю созданную ей невозможную красоту хроническим похмельем.
Дима, к сожалению, честность моя победила все девиантные настроения, и книгу эту я купила. Новую, с другими иллюстрациями. И именно последний факт оказался для меня откровением.
Оказывается, в книжке «Муфта, Полботинка и Моховая Борода» есть не только картинки.
И Эно Рауд, который автор, совсем не швед, как мне казалось. Он – эстонец.
Я еще не поняла, как отношусь к своему открытию, у меня еще полпачки глицина нетронутая лежит.
Книга большая, там сначала все ненавидят кошек, потом все ненавидят крыс. И смысл сформулирован в самом конце, перед оглавлением.
«В природе должно царить равновесие».
Именно поэтому я в следующий ваш визит опять куплю колечко краковской колбасы и дешевого коньяка. Потому что самодельные суши, мясо под соусом, пиццы и изысканное вино надо чем-то уравновешивать.


Пусть это будет пмс...

 Ужасно раздражают тетки с потолочными плитками. Плитки из пенополистерола. Размером 50 на 50, перемотанные шпагатом.
Осень. Гнилыми листьями пахнет. И бюджетными ремонтами в хрущевских кухнях. Два на два которые. Восемь плиток и потолок готов. Можно внести его в список развлечений гостей на новый год. Между оливье и салатом из сухариков «емеля». Посмотрите, какой потолок, люстру скоро заменим, сами клеили, да-да, щас все просто стало, клей специальный, две минуты и можно клеить, все проще, раньше - белить одна морока, пылесосы, насадки из банок делали, а щас…проще, проще стало. Были бы деньги…
 
Слово «вкусно» по отношению к тексту тоже раздражает. От него у меня сводит пальцы.

Freddy's coming for you.

 Настя кричит.
Мечется по кровати и кричит: «Не надо, я не хочу, не хочу, не хочу!»
Я не знаю, что делать и поэтому начинаю тихо петь про маленькую звездочку, рассчитывая на эффект неожиданности.
Настя замолкает и с недоумением смотрит на раскачивающуюся в противоположном углу кровати мать. В темноте и моем исполнении детская песня звучит хорошим саундтреком к фильму ужасов.
 
В шесть я тоже боялась заснуть.
Закутывалась в одеяло и зажмуривалась. Мне казалось, что если зажмуриться посильнее, то он не придет. Но он все равно приходил. Ждал когда заснет мама. Я слышала шаги в коридоре. Шаги эти были бы хорошим саундреком к фильму ужасов. Предтечей к тем ужасам, которые происходят в следующем кадре. В темноте и полной тишине. Потом я научилась выдвигать ящик шкафа так, чтобы дверь невозможно было открыть с той стороны.
 
 Настя просит закутать ее в одеяло и покачать. Через пару минут она засыпает.
И мне вдруг подумалось, что Настины крики это – невыкричаное, непрошептанное, невыплаканное мной тогда. До.
И стало так страшно.
Даже за соседями подглядывать расхотелось.

Все фрики работают здесь!

 Именно такой баннер, со всякими неоновыми завлекалочками и мигающими лампочками, надо было повесить над цехом, а не убогое творение местных рекламщиков – игрушечный кораблик в точке пересечения гаечного ключа с отверткой.
-человек, убивший свою жену, но оправдавшийся.
- человек, погладивший своего отца и невесту утюгом, когда те спали.
-человек, тоже убивший свою жену, но после разрезавший ее на мелкие кусочки, и поэтому сидящий в настоящее время в дурке.
-человек, родивший ребенка в пятнадцать лет
-человек, нассавший под обеденный стол в цехе
-человек, живущий в счастливом браке с женой в разных городах.
-человек, ушедший от жены к теще.
Последний - мой фаворит. Недавно он нечаянно спалил половину цеха.
Я придумала название себе – фальшбух.
Могу смело примкнуть к списку.


Оно.

 Ходили в цирк.
Впервые посочувствовала большой груди. Она была на женщине-змее  и очень мешала ей ползать по стулу.
Между номерами тоже были женщины. То в перьях, то в канделябрах, то в мехах. Плясали под веселую музыку. Маша сказала, что они похожи на теток в третий раз в жизни посещающих тренировку по танцу живота. Маша - мой кумир.
Еще были клоуны. Вертели на заду и х.. хула-хупы, а заодно и зрителей.
Дрессировщица кошек во втором отделении  изображала женщину-кошку и тоже что-то вертела.
Когда на арену выскочила лошадь с обезьянкой в седле, Настя сказала, что это хомяк.
И я не удивлюсь, если это действительно так.
Впрочем, я думала будет хуже.

Замкнутый круг

    Работать не хочется. Поэтому я уже второй месяц в судоремонтной компании притворяюсь бухгалтером. От настоящего главного бухгалтера я научилась пить кофе три раза до обеда и два после, поливать цветы и задумчиво смотреть в документы, когда директор в офисе. От себя добавила рисование голых теток, когда директора нет.
   Иногда я рассматриваю сварщиков в он-лайн режиме. Директор установил камеры в цехе. Он чувствует себя немножечко богом, наблюдая, как маленькие фигурки перемещаются в принадлежащем ему мире.
     Сварщики знают, что на них смотрят, ужасно волнуются и посылают друг друга в бухгалтерию. Приходя ко мне, краснеют и просят отношений.
     Отношением называется заявление на оформление пропуска для прохода на территорию ММРБ или МСВ. Но мне, как человеку пять раз в неделю поливающему цветы, хочется думать о высоком и целоваться. Поэтому я ужасно волнуюсь и косячу в каждом заявлении.
    За это директор, несмотря на то, что мы родственники, имеет со мной отношения совсем иного рода.
В общем, работать не хочется.


Бродячий кот явился в дом к доверчивой старушке... (В.Берестов)

 Кошка нассала на мои любимые сапоги.
Сапоги стоили как  плазменный телевизор среднего размера. Пятнадцать лет назад, будучи котенком, она ссала на телевизоры. Из чего я делаю вывод, что кошка знакома с термином «инфляция» и следит за колебаниями цен на рынке.
Из-за этого поступка ее акции на рынке моего всепрощения и благородства стремительно упали.
Рынок  был весьма стабилен и крепок. После развода мы с бывшим мужем почти каждый день играем в благородство. При большой разнице в ставках и сотнях потерпевших, всегда выходит ничья. В данном случае ничьей оказалась кошка.
Пока я читала, как испанским сапогом можно наказать за сапоги итальянские, она пряталась под ванной и демонически оттуда мяукала.
Я села на пол и, не глядя ей в глаза, попыталась на личном примере объяснить, что даже если ты никому не принадлежишь, это не повод ссать в сапоги в знак протеста и метить территорию. Я лично никогда так не делаю, сказала я кошке. Десять лет брака отняли у меня пять жизней, два серьезных романа – еще две. К восьмой жизни я так устала бороться с желанием нассать в тапки хозяину, что как-то становится все равно вышвырнут меня за это на улицу или привяжут консервную банку к хвосту.
Оставляю тебе свою последнюю девятую жизнь, кошка. Хоть теперь до нового года придется ходить в балетках, сказала я и, прослезившись от собственного благородства, полезла смотреть на реакцию. Кошка спала, растянувшись на теплом полу.
Ей было абсолютно все равно. В отличие от моей, ее внутренняя экономическая стабильность не зависит от оборотов обувной промышленности.